Что такое PISA-шок и почему он норма, а не исключение

Опубликовано: 18.12.2023
Обновление: 18.12.2023

Долгое время Германия выезжала на своем образовании образца Веймарской республики, как на отличной машине Бенца. И вот в 2001 году неожиданно оказалось, что машинка слегка устарела. Неожиданность назвали PISA-шоком. Тогда образовательной машинке дали пинка, ничего не изменив во внутренней конструкции. Пинка хватило ненадолго.

Немецкая гимназия 7 класс. Часть 2. Выбор профиля и оценки
Немецкая гимназия 7 класс и что нас ждет дальше
Гимназия в Германии. Какие оценки идут в абитур аттестат
Гимназия в Германии. Итоги первого года обучения
Средние школы в Саксонии
Средние школы в Шлезвиг-Гольштейне и в других федеральных землях
VERA по математике и немецкому в 3 классе

PISA – международный тест, который оценивает базовые знания 15-летних школьников. В немецких реалиях это 9 класс. После него уже можно переходить в профучилища. Тест проводится раз в три года с 2000 года. PISA-шок – это результат немецких школьников в самом первом тестировании. Вдруг оказалось, что немцы, которые почему-то ужасно гордятся своим образованием, оказались где-то далеко от начала таблицы.

В 2022 году Германия снова “отличилась”, частично ухудшив даже результаты от 2000 года.

Результаты PISA 2022

Наиболее подробно описана математика, так как она в 2022 году была главным объектом для пристального внимания тестирующих (главный предмет каждый раз меняется). В тестировании принимали участие 6116 немецких школьников 2006 года рождения, чуть больше 38 процентов из них учатся в гимназиях.

В математике Германия-2022 оказалась позади Эстонии, Швейцарии, Канады, Латвии, Финляндии, Чехии, Словении, Нидерландов, Австралии, Польши, Дании, Бельгии, Ирландии, не говоря уже о Японии и Корее (всего впереди 20 стран из 37 стран Организации экономического сотрудничества). Слегка утешает, что Франция на целый балл ниже.

30 процентов вообще не способны решить полноценное математическое задание. Из школьников, посещающих гимназии, не справились 4 процента.
Только 9 процентов могут решить самые сложные задания (уровень 5 и 6). И только 21 процент из гимназистов.

На мой взгляд, такой провал гимназистов надо искать в G8. Достаточно посмотреть на программу 5-6 класса, когда за 35 недель проходится 35 тем. И это именно те базовые темы, которые лежат в основе заданий PISA: отрицательные и положительные числа, проценты, степень, дроби, площадь, диаграммы. И извините, если у вас в 7 классе латыни 5 уроков, а математики 4 урока, каких результатов вы вообще ожидаете?

При этом в доступных образцах заданий мало заданий, подобных школьным. Там не надо решать многоэтажные примеры. Нужно применить свои базовые знания и математическое мышление: прочитать диаграмму, найти зависимости части и целого.
Познакомиться с заданиями вы можете на официальном сайте.

Например:
расставь планеты по разнице расстояния (надо вычислить разницу между данными в таблице)
узнай расстояние в км, если оно дано в АЕ (которое равно ок. 150 млн км, то есть умножь 150 на 30)
укажи, сколько процентов составляют синие треугольники в образце (вычисли долю 6 треугольников от 16).
используй по инструкции таблицу для вычисления. Ответь на вопросы, используя таблицу (выясни, какая страна больше всего увеличила лесную площадь, какая уменьшила и др).

Формулировки затрудняют понимание. Я думаю, что многие отрицательные результаты связаны с формулировками, поскольку это чаще задание в виде текста, а не пример. Кроме того, некоторые ответы должны быть свободно сформулированы и засчитываются только в том случае, если формулировка выражает определенные позиции, что при недостаточном знании языка легко провалить. Впрочем, это задания на более высокий уровень, поэтому такая проблема не объясняет провалы базовых заданий. В любом случае задания несложные. Правда, я не знаю, насколько ограничено время.

Очень большая разница в результатах у немцев и иммигрантов первого поколения и между бедными и богатыми.

В естественных науках результаты относительно неплохие, но все равно впереди еще 17 стран.
9,7 процента сильных учеников и 22,9 процента несправившихся. В гимназиях не справляются 3 процента школьников, в других школах почти 32 процента.

Многие задания из образца относятся не столько к имеющимся знаниям, а к умению понять научный текст, сделать выводы, соотнести текст с диаграммой, получить данные из таблицы. Из пяти первых вопросов только два имеют отношение к уже имеющимся знаниям (почему птицы тоже дохнут, если пчелы сдохнут? как определили, что к гибели пчел причастен вирус?).
Вопросы крутятся вокруг экологии и энергетики, а также тем из биологии и географии.

В чтении перед Германией опять же 17 стран (из 37), то есть чуть выше среднего. 25,5 процента провалились. В гимназиях не справились 3,8 процента, в других школах 35,5 процента. Сильных учеников 8.2 процента. Это очень мало для чтения!

Для анализа в образцах дается научно-популярный текст. Нужно найти информацию в тексте (это легко), назвать точные факты и мнения, соотнести теории с их авторами и в конце высказать свою точку зрения, подкрепив аргументами из текстов. Это как раз то, чем в немецких школах почти не занимаются и по поводу чего я так возмущаюсь в своих обзорах школьной жизни.

Кто виноват

Виновников нашли довольно быстро: это отсутствие учителей, корона и мигранты. Однако корона была у всех стран, да и мигрантами никого не удивишь.

Конечно, корона оказала существенное влияние на результаты всех стран, но она же и выявила базовые проблемы: отсутствие реальной дигитализации, отвратительные учебники, хаос в программах и плачевное состояние интеграции иностранцев.

В математике корона вообще ни при чем, так как уровень заданий в образце относится к тем классам, которые были у девятиклассников 2022 года до короны.

Дигитализацию во время второго короновирусного сидения слегка улучшили, но в разных школах по-разному. В основном это свелось к выдаче планшетов тем, у кого нету. Между тем истинная дигитализация – это свободный и быстрый доступ к нужной информации, когда дети знают, где ее получить и как этим всем пользоваться. Информация же в школах как была на груде листочков и в конспектах каракулями, так и осталась. На мою просьбу выкладывать конспекты, как это делают в высшей школе, ответили “Подумаем”.

У моих детей лучше всего справилась логопедическая школа, как ни странно. Возможно, именно потому что она больше всего использует различные учебники, печатные тетради и вспомогательные пособия и вообще очень структурирована.

Нехватка учителей вызвана самим правительством, по крайней мере у нас в Ба-Вю. После второго класса моего старшего (т.е. шесть лет назад) слили две начальные школы в одну и тогда же сказали, что столько учителей не надо – и то и другое объяснили тем, что детей будет мало. Недоумение учителей, как всегда, проигнорировали. Сейчас они вынуждены уже второй класс размещать в садике, который должен был идти под снос, а с нехваткой учителей ситуация уже несколько лет только ухудшается.

Что касается миграции, то, простите, эти 15-летние мигранты 2006 года рождения – совсем еще цветочки. На самом деле, иностранцев первого поколения 15-ти лет в 2022 году было еще не так много – всего 9 процентов. Но эти 9 процентов – это в основном беженцы, которых едва адаптировали и позасовывали просто в школы на класс ниже.

16 процентов – это рожденные уже в Германии, то есть теоретически имеющие те же шансы, что и немецкие дети. Это либо дети высококвалифицированных специалистов, либо дети рабочих мигрантов из Восточной Европы. От волны советских переселенцев к тому времени остались рожки и ножки. Других в то время не брали, тогда попасть в Германию вообще было сильно непросто. Поскольку мы приехали и родили старшего в 2008 году, то есть почти попали в эту PISA-2022, я могу сказать, что шансы у этого поколения зависят исключительно от родителей, их образования и денег. Государство нашей адаптацией или адаптацией ребенка вообще не занималось (мы даже на бесплатные курсы не имели права).

PISA-шок – что (не будут) делать

Второй PISA-шок спустили на парах в виде многочисленных мемов в социальных сетях. Высшие чиновники высказали пару слов, но какого-то серьезного обсуждения я не видела. Мягко говоря, не до школьников правящим верхам, у них бюджет полетел.

Предложили очередной раз реформировать началку, а еще передать образование в ведение федерации, а не земель и переписать под это конституцию.

Прицепились, как всегда, к крайнему невиновному. Именно начальная школа меньше всего нуждается в реформировании, на мой взгляд. Она получает совершенно необученных детей и в общем и целом справляется с преобразованием их в какой-никакой приличный полуфабрикат. Недоработка началки – потеря времени на длинное обучение чтению (потому что приходят абсолютно ничего не знающие дети) и потеря в математике второго полугодия четвертого класса. Туда явно просятся дроби или арифметические законы.

После началки дети вообще никому не нужны. Гимназия считает себя институтом и плевать хотела на базовые знания. Дети добирают их сами (ключевые слова “деньги” и “родители”: репетиторы и знания родителей) или таки недобирают (см. результаты PISA).
Как мне рассказали, в реалке у более-менее сильных учеников впечатление, что их вообще ничему не учат. Объединение с Hauptschule не подняло последнюю до уровня реальной школы, а опустило уровень реалки.

Один дяденька по итогам PISA высказался в том смысле, что ни к чему только базовым образованием заниматься, мы должны воспитывать гармоничного человека. Как же ребенок будет жить без чтения Овидия без словаря и знания триолей без игры на каком-либо инструменте? Так что я думаю, что бардак в программах будет сопровождать нас еще долго – эти люди продолжают ехать в машине работы Бенца.

Очень нуждаются в реформировании не только средние школы, но и особенно детские сады.

Детские сады – это просто потеря времени. Большинство из них – не более чем надзирание за детьми несколько часов в день. С 2011 года, когда мои дети попали в эту систему, я так и не вижу никакого изменения в этом плане. Иногда (очень редко) встречаются очень хорошие руководительницы детских садов, которые используют идеи раннего обучения, занимаются языком и набирают под это хороших воспитательниц, но это исключение из правила.

Комиссия, изучавшая ситуацию с немецким в школах, указала на проблему с детскими садами. Но я не видела никаких конкретных предложений. Обучение иностранцев языку падает все на ту же несчастную начальную школу, которая вынуждена тянуть миграционные подготовительные классы.

Кроме того, очень многие дети, которые прошли через немецкий детский сад и формально не попадают в миграционные классы, немецкий в реальности не знают. Что должна делать учительница третьего класса, у которой две трети детей не знают, как называются по-немецки самые распространенные цветы и времена года? В ее программе это уже не предусмотрено, она должна заниматься совсем другими вещами. И это не лечится реформой началки, это должно было лечиться ДО нее.

Сейчас у меня три знакомых предшкольных ребенка с проблемами с речью и с немецким – в садике не делается абсолютно ничего. И они прекрасно преодолели предшкольный осмотр, который вообще-то для того и предназначен, чтобы что-то делать при подобных проблемах. Так что начальная школа получит очередных три ребенка с проблемами, которые будут преодолевать их родители. Поскольку это адекватные родители с образованием, они допинают своих детей до нужного уровня. Но большинство родителей этого не могут.

Еще до обнародования результатов было решено дать денег школам на помощь социально незащищенным ученикам. Предыдущая помощь по преодолению последствий короны выразилась в предложении оплатить 10 занятий репетитора по слабому предмету. Видимо, здесь будет нечто подобное, очередная заплатка. Системного решения проблем не видно, и политической воли к этому я тоже не вижу.

На самом деле, отсутствие социальных лифтов лежит в базовом отношении “кому велено чирикать – не мяукайте”. Это, к сожалению, продолжает встречаться очень часто. Германия – очень консервативная, иерархически выстроенная страна, в которой слабый должен знать свое место (“Я начальник – ты дурак”) и не чирикать. Новые мигранты любого качества попадают полностью в эту категорию, как и все предыдущие мигранты в Германии.
То же самое касается любых проблем со здоровьем и развитием.
Характерная фраза: “Эта болезнь все равно не лечится, поэтому мы не будем ее диагностировать” (из спора по поводу роста) или “Ваш ребенок, может, и вовсе не заговорит (зачем ему логопед)”.

Посмотрим, что наш ожидает, когда сегодняшний четвертый класс с 80 процентами детей, имеющих “хинтергрунд” дойдут до 9 класса.

Поддержите меня – измените свои настройки куки на полное согласие: круглый знак внизу слева
Вы также можете поддержать мои труды с помощью Пейпал.

Текстовые сайты с трудом конкурируют с Youtube – имеют низкий заработок и неадекватные технические требования. Теперь Гугл решил продвигать не только видео, но и сайты с KI. Отключая куки, вы лишаете меня небольшого дохода, что я получаю от показа рекламы. Небольшие авторские сайты могут выжить только с вашей поддержкой!

Click to rate this post! 5 good, 1 bad
[Total: 4 Average: 5]

Оставьте комментарий